ЗАРИПОВ

 

РУСТАМ САМАТОВИЧ

 

 

       

Полковник.

Командир авиационного полка. Военный летчик 1 класса.

Родился 21 сентября 1949 года в г. Менделеевске, Татарской АССР, в татарской семье рабочих-химиков. В 1966 году поступил и в 1970 году закончил Балашовское ВВАУЛ. Инструктором на Л-29 (в Ртищево) был Чехонин Роман Дмитриевич, а на Ан-24 - Липатов Владимир Константинович.

Летал на самолетах Л-29, Ан-24, Ан-12, Ил-76, Ил-62М. Общий налет свыше 10 тысяч часов.

За время службы проявил себя дисциплинированным, грамотным офицером. Прошел должности от помощника командира корабля до заместителя командира полка в 194 отдельном гвардейском Брянском Краснознаменном втап им. Н.Ф. Гастелло.

За боевые действия в Афганистане награжден орденом “Красной звезды”.

В 1983 году, после трехлетних схваток на теннисных кортах Монинской академии с учеными и преподавателями, в том числе и с маршалом авиации Скомороховым Н.М., получил диплом об окончании ВВА им. Ю.А. Гагарина.

Более трех лет автономно и без потерь работал в Эфиопии в качестве командира авиагруппы из 20 экипажей самолётов АН-12 и вертолётов МИ-8.

Назначен командиром 111 отдельного транспортного авиационного полка в Ташкенте, окончил службу в должности: заместитель начальника отдела транспортных самолетов и вертолетов - старший инспектор-летчик 73 Воздушной армии Туркестанского военного округа 12.04.1992 года.

Освоил полеты по международным воздушным линиям, в том числе на высокогорные аэродромы с превышением более 2 200 м. Владеет английским, немецким и шестью языками тюркской группы.

Закончил курсы по подготовке летного состава в УТЦ МГА в г. Ташкенте. Летать любит. Летных происшествий и предпосылок к ним по своей вине не имел. Документы, регламентирующие летную работу, знает хорошо. В особых случаях в полете действует грамотно. Обладает хорошими инструкторскими и методическими навыками. Подготовил к самостоятельным полетам 58 летчиков, из которых четверо, впоследствии, стали командирами полков.

С августа 1992 года линейный пилот первого класса ГА, командир воздушного судна авиакомпаний "Волга - Днепр", «Аэростарз», «Илавиа», «КАПО им. С.П.Горбунова». На самолете Ил-76 дважды выполнял кругосветные перелеты с перевозкой грузов. Облетал вокруг земного шара всё, кроме Австралии и Антарктиды.

Состояние здоровья отличное, регулярно занимается спортом. Имеет первый разряд по теннису и лопингу. Диагнозов нет. Не курит.

По характеру спокоен. Взаимоотношения в семье устойчивые, не разводился. Воспитывает двух сыновей. Обладает сильными волевыми качествами. Способен довести принятое решение до выполнения. Родине предан.

Хобби - теория развития этносов по Льву Гумилеву. Издал книгу по истории Татарстана «СУВАР – неизвестная битва Волжской Булгарии». Водит автомобили с правым и левым рулем.

Живёт в Казани. Работает начальником службы авиационно-космического поиска и спасения 22 авиазавода.

Жена Раиса Галиевна родилась 1 апреля 1954 года, библиотекарь ТИСБИ города Казани.

Сын Дамир, 4 мая 1977 года рождения, закончил Ульяновский ТУ.

Сын Тимур – закончил КАИ, инженер СОК.

Мама, Масгуда Салиховна, 1923г.р., живет в городе Менделеевске.

 

 

 

 


Из записной книжки ЗАРИПОВА Рустама Саматовича.

Он в прыжках подобен львам,
В теннис режется Рустам.

Зарипов на посадку заходит чуть дыша,
на полосу собака выходит не спеша

Рустам к буйкам прижался. РП кричит “Куда?”
А он: “Собачку жалко живая ведь душа.”

В училище

Командир отряда Жак Леонид Семенович спрашивает: "Зарипов, чем это ты закусывал, что тебе гак плохо стало и вырвало." (намекает на то что Зарипов был в самоволке) Зарипов Р. С. "Официантки дали в столовой.”

Жак Леонид Семенович :" Ну это ты треплешь, харчи то у тебя были домашние!"

Кунеевский Валера заходит на посадку в Ташкенте в ПМУ на Ан-12. Приземление, торможение. Собирался всех удивить срулить в первую РД влево. Но половина копес взорвались. В результате аэродром на 30 минут закрыли.

Карантин. Учеба закончена. Ждем приказа Министра Обороны о назначении. Волейболисты собрали но одному рублю я попросили Зарипова посудить. Игра была настолько жестокая, что судье пришлось сказать: "Не будете слушать судью, я сейчас уйду вместе с вашими деньгами.

Шибко развивающаяся страна Эфиопия, 1988 год. Аэропорт Аддис-Абеба.

Советские героические летчики выполняя задание Родины и Советского Правительства упираются рогом, потом и кровью выполняя задания. Идет сезон проливных тропических дождей. Льет как из ведра и хуже. Три дня не летаем. Ждем погоды. Американцы на С-130 Геркулес летают, но с другого аэродрома. При появлении хорошей погоды они успевают выполнить полет. У них время полета 30 минут, у нас 1 час 30 минут.

Инициатор ппотов генерал Козий (бывший командир Криворожской дивизии ) предлагает Зарипову: "Ну что Зарипов,... твою мать, надо слетать, эти эфиопы
нас не поймут, не будет погоды на посадке, вернемся."

Пять еще советских экипажей на Ли-12. с допотопным оборудованием (по сравнению с американскими экипажами) взлетают. Пробивают изрыгающие воду облака. Высота полета 6 ООО м высота над нами ослепительно голубое небо, под нами замаскированные облаками горы, впереди необорудованный радиотехническими средствами аэродром Мекеле (превышение над уровнем моря 2 200 м), грунтовая ВПП 4 (XX) на 20 м. спрятался между горных пиков и перевалов.

Ведущий ЗАРИПОВ Р. С. После уточнения погоды на аэродроме посадки возвращает замыкающий экипаж на аэродром взлета Аддис-Абеба. Четыре первоклассных экипажа продолжают следовать на север.

 

Играет ветер на киле,

Под нами снова Мекеле

Здесь полоса-ну чтоб ей провалиться,

Была бы воля сей же час издал-б немедленно приказ

Чтоб никому здесь не садиться.

 

  В это время С-130 Геркулес, позывной Майкл-522, с гордым американским флагом на борту безуспешно пытается зайти на посадку с посадочным курсом МК-42. Погода мерзопакостная, порывистый ветер выхватывает облака с горных вершин, окружающих аэродром . и бросает эту рвань вниз. Американский пилот снижается до безопасной высоты, не может установить визуального контакта с землей из-за низкой слоистодождевой облачности и уходит на второй круг. Его действия абсолютно правильны, таковы авиационные законы, достигнув высоты принятия решения, необходимо выполнить процедуру ухода на второй круг. После второго захода с магнитным курсом 42 градуса Майкл 522 вынужден по рекомендации диспетчера аэропорта следовать в зону ожидания, севернее аэродрома 10 миль. “Майкл 522. с юга подходят русские, посмотрите, как они будут заходить на просадку”.

Первый экипаж Ан-12, полковник Зарипов Р. С. начинает выход на озеро в горах, которое хорошо видно на экране радиолокатора. Оно расположено в глубоком кратере потухшего вулкана, между высоких отвесных скал. Достаточно небольшой расхлябанности и озера не видать как своих ушей, оно останется в стороне, спрятавшись за пиками гор. Штурман экипажа штурман полка Виталий Меднов не дает самолету отклониться от линии заданного пути за допустимые пределы.

Озеро нашли-Ура Теперь курс на ВПП с точностью до градуса На высоте 6 ООО м снижающиеся экипажи снова входят в дождевые облака, занимают безопасный эшелон на котором прекращают снижение. Горизонт; Вниз=у горы.

Подходим к ВПП. Пока следуем все еще в облаках. Нужно чуточку везения, разрыв в облаках, чтобы точно выйти на ВПП. И чудо свершилось! Есть разрыв в облаках в восьми балльной облачности над ВПП. Мгновенно оцениваю обстановку. Проще заходить на ВПП с посадочным курсом 222 градуса, а не с посадочным курсом 42, как это делает Майкл 522. Диспетчер разрешает снижение и заход на ВПП-22. Строго над ВПП штурман командует: “Пуск секундомера! Курс 20”. Экипаж снова входит в серые от дождя облака и снижается до следующей безопасной на схеме захода высоты. Снова следует команда: “Горизонт!” Строго через расчетное время разворачиваемся вправо на посадочный курс. “Земля просматривается информирует Меднов. Летчики выводят самолет на посадочный курс и в горизонтальном полете весь экипаж начинает искать характерный ориентир, который знают все экипажи “Дерево Потапова”, высокий столетний эвкалипт на северном склоне холма, находящегося слева по заходу .Наблюдаю дерево говорит командир,и все подтверждают это с нескрываемым удовольствием, потому что теперь можно снижаться на посадочной прямой, строго выдерживая рассчитанный посадочный курс. Дождь делает свое дело, дворники сбрасывают воду со стекол с максимальной скоростыо.Полоеа по курсу, торец наблюдаю говорит штурман. Высоко идем не сядем, нервничает второй пилот. Чтоб я не сел Сядем, уверенно говорит командир Высота принятая решения Решение? Садимся. Дросселирую двигатели,

вертикальная скорость увеличивается до заданных пределов. Торец ВПП проходим

на высоте 30 метров, но впереди 4000 м полоса строго под нами, продолжаем снижение параметры снижения переходят в нормальные и вот самолет плавно касается залитой дождем и слякотью каменистой ВПП. И тут начинается фантастическая но красоте и предельная по опасности труднопередаваемая картина. Фонтан брызг из-под колес. Как будто плывет катер. Вода и грязь летят во все стороны добираясь до крайних двигателей а это чревато самовыключением любого из них Во вторых самолет должен пробить колесами слой воды над ВПП до твердого покрытия иначе начнется глиссирование. После этого экипаж выполнил специальную для такой ситуации процедуру торможения и спокойно освободил посадочную полосу по заданной рулежной дорожке. С этого момента пилоты ведущею самолета продолжают вырабатывать адреналин, переживая за других ребят наблюдая за заходами второго третьего и четвертого ферганского экипажей из солнечного Узбекистана, оказавшихся в этих дьявольски опасных условиях по воле Министра Обороны СССР, Советского правительства и КПСС. Недалеко отсюда в нескольких десятках километров на юго-запад в горах лежат остатки самолета капитана Логинова. К сожалению, его ситуация оказалась более непредсказуемая.

Группа села, она полностью на земле, заходы и посадки выполнены без особых затруднений. Тут командир группы и сказал ‘'Закурить дайте, что ли”.

А американец Майкл 522. Он упорно продолжал атаку на ВПП 04 и в третий раз его ‘"Геркулес” С-130 не достиг цели, теперь поневоле советские парни начали переживать за тех кто находился на борту американского транспортного самолета компании Южные авиалинии В это время с аэродрома Асмара подошел более опытный Майкл 521 сходу левым разворотом зашел и сел с посадочным курсом 42 градуса. Потом он дал в эфир рекомендации неудачнику и тот с четвертой попытки завершил свой рейс Через несколько дней Зарипов подошел к капитану Майкл 522 и предложил поговорить об особенностях захода на аэродром Мекеле. Thfnk Yon отказались вежливо наши коллеги на этот раз Но когда очень поджимало все экипажи помогали друг другу, подвозили двигатели для замены, перевозили экипажи правда приходилось все это согласовывать с органами. Очень редко в случае несогласованных перевозок приходилось объяснять что любой человек может оказаться в такой ситуации нам прощали, но советова ли впредь предварительно получать разрешение.

А был еще случай, когда Зарипов подговорил пилотов немцев из ФРГ, Англии. Америки и Франции на забастовку. ГДР-овцы отказались. Или на высоте 6000 метров после взлета с Мекеле Юра Северин, смотрит на Зарипова, тот на него, потому что бортмеханик доложил: “В грузовой кабине (она негерметична кто-то стучится к нам просит впустить.” Но это уже в другой раз, это уже совсем другие рассказы.

 

 

Яндекс.Метрика